Психологическая защита: идентификация с агрессором


Основа психизма женщин: хроническая идентификация с агрессором

Мы постоянно стираем, уничтожаем нашу оригинальность, неповторимость в процессе социального взаимодействия с авторитетными фигурами, в присутствии которых мы становимся нерешительными, испуганными, покорными или глупыми: с врачами, начальниками, знаменитостями, экспертами, людьми в униформе или костюмах. Мы становимся любезными пациентами, дисциплинированными служащими (даже если мы обозлены), алчными потребителями, ходячей корпоративной рекламой, пассивными обывателями. Идентификация с агрессором - это когда мы леденеем внутри, если кто-то властный выражает своё недовольство нами, даже если при этом он любезно улыбается. Во всех этих ситуациях опасность для нашей личности заключается в том, что мы автоматически отстраняем наши собственные мысли, чувства, восприятия и суждения и делаем (а самое главное, думаем и чувствуем) то, что от нас ожидают.

Когда нам угрожает что-то страшное, и победить это или избежать встречи нет никакой возможности - есть еще один способ справиться с тревогой: самому стать этим. У детей и примитивных народов этот психологический механизм проявляется в явном перевоплощении. Дикари перевоплощаются в страшных духов в ритуальных танцах. Дети исполняют роль пугающей фигуры в играх, или, пострадав от насилия сами, проявляют насилие к тем, кто слабее. Это позволяет овладеть ситуацией и справиться с тревогой, буквально побыв в шкуре того, кто пугает тебя. Это способ ассимилировать травматический опыт. Впрочем, не только травматический. Идентификация с агрессором как примитивный способ ассимилировать любое фрустрирующее воздействие (например, критику) - свойственна детскому этапу развития личности. Ребенок, которому сделали замечание - будет делать такие же замечания другим детям, своим игрушкам, и т.п. Он уже может связать критику с определенным поступком, но силы личности пока недостаточно для внутреннего восприятия: "это сделал Я". Поэтому объект критики выносится вовне, экстернализируется, а ребенок идентифицируется с критикующей фигурой. Так этот опыт легче пережить и усвоить. А потом, постепенно, внешняя критика становится самокритикой, и человек зрелый уже имеет собственную совесть, а также развитую функцию "Я" (ЭГО), позволяющую делать выбор, где лучше внутреннего критика послушать, а где - собственные потребности, и как это сделать без разрушения собственной (и чужой) личности.

Идентификация – это механизм защиты от внутреннего агрессора

Анна Фрейд, исследуя агрессивное влечение, пришла к выводу, что либидо и агрессия имеют один и тот же источник – бессознательное человека, а также развиваются по одним и тем же законам. Стадии развития агрессивного влечения – те же самые, что и в развитии либидного влечения, и имеют схожие защитные механизмы, т.к. тесно связаны между собой. Но агрессивное влечение имеет некоторые своеобразные защитные механизмы: делегирование и идентификация с агрессором.