Поиск

Сексуальная объектификация


Сексуальная объектификация

Сексуальная объективация — это отношение к другому человеку исключительно как к инструменту (объекту) для собственного сексуального удовлетворения. Сексуальный объект — человек, которого воспринимают как объект для достижения сексуального удовольствия. Объективация вообще — это восприятие человека как товара или объекта для какого-либо использования, без учёта его личности или способности испытывать чувства. Обычно объективацию исследуют на уровне общества, но она может также проявляться на индивидуальном уровне.

Понятие сексуальной объективации и особенно объективации женщин — важная составляющая феминистской теории и психологических теорий, опирающихся на феминизм. Объективация играет важную роль в поддержании гендерного неравенства. Понятие сексуальной объективации также является важной темой в дискуссиях о сексуальной этике и философии секса.

Сексуальная объективация женщин

Объективация женщин определяется как игнорирование личных и интеллектуальных возможностей и способностей женщины и сведение ценности и роли женщины в обществе к инструменту для сексуального удовлетворения, которое она может вызывать у других. Отмечают такие примеры объективации, как сексуализированные изображения женщин в рекламе и СМИ, в изобразительном искусстве, а также стриптиз, порнография и проституция, ситуации, в которых оценивают или судят женщин с сексуальной или эстетической точки зрения, и утверждения о необходимости коррекции внешности, например с помощью пластической хирургии (увеличение груди, лабиопластика и др.).

На протяжении истории, несмотря на некоторые известные исключения, женщин оценивали в основном по их внешности. Многие феминистки и психологи считают, что такая объективация может приводить к негативным психологическим последствиям, в том числе отчаянию, депрессии и снижению самооценки женщин в результате убеждения, что их знания и умения не признаются и никогда не будут признаваться в обществе. Среди исследователей нет единого мнения о точной степени влияния объективации на женщин и общество в целом. Некоторые авторы отмечают, что понимание девочками важной роли внешности в обществе может способствовать чувствам страха, стыда и отвращения, которые часть из них испытывает в период полового созревания, так как они ощущают, что становятся более видимыми в обществе как сексуальные объекты. Часть исследователей считает, что молодые женщины особенно подвержены объективации, поскольку им часто внушается мысль, что власть, уважение и богатство могут зависеть от внешности человека. Некоторые культурологи-профеминисты обвиняют масс-медиа и рекламный бизнес в том, что они поддерживают объективацию женщин для продвижения товаров и услуг.

Самообъективация женщин

Некоторые феминистские авторы утверждают, что эксплуатация западными женщинами собственной сексуальности, например ношение откровенной одежды и вызывающее поведение, является формой женской самообъективации. Хотя некоторые женщины считают, что такое поведение помогает им становиться сильнее и добиваться своего, критики настаивают, что это чрезмерно усиливает роль физических критериев в формировании самоуважения женщин, что Ариэль Леви называет «культурой непристойности».

Леви описывает это явление в книге «Подлые шовинистки: женщины и рождение культуры непристойности» (Female Chauvinist Pigs: Women and the Rise of Raunch Culture). Она анализирует высказывания членов съёмочной группы, работавшей над телепередачей «Бешеные девчонки» (Girls Gone Wild), и утверждает, что современная сексуализированная культура в США не только объективирует женщин, но и подталкивает их к самообъективации. Как пишет Леви, сегодня образ женщины, участвующей в конкурсе мокрых футболок или готовой спокойно смотреть откровенную порнографию, стал символом феминистской смелости. Она отмечает, что была удивлена тому, сколько мужчин и женщин, работающих в таких телепередачах, как Girls Gone Wild, говорили ей, что новая «непристойная» культура знаменует собой не «поражение» феминизма, а его «триумф», потому что она доказала, что женщины в США стали достаточно смелыми, чтобы публично выражать свою сексуальность.

Источник:

ОБЪЕКТИВИЗАЦИЯ ЛИЧНОСТИ

С понятием объективизации личности, как и с определением скрытого благополучия, знаком редкий обыватель и психотерапевт, хотя оба явления встречаются в человеческом существовании очень часто и связаны друг с другом. Объективизация личности в какой-то мере порождает скрытое неблагополучие, а скрытое неблагополучие служит причиной появления объективизации собственной личности. Объективизация себя и собственных побуждений приводит к отказу от собственных эмоций и оценки собственных действий только в соответствии с потребностями другого человека. В конечном итоге объективизация проявляет себя в депрессиях, психосоматических параличах, эмоциональной неуравновешенности и замещению воспоминаний. Современный социум построен на основе ценностей патриархального общества. И в нем нормой считается обесценивание себя и проведение объективизации женской личности руками самой представительницы прекрасного пола. Для мужчины считается нормальными действиями проявление раздражения, агрессия, защита собственных желаний. Хорошая же женщина должна быть вечно милой, доброй и отказаться от агрессии, которая необходима при защите собственных устремлений. Поскольку женщины являются живыми существами, то они могут заглушить лишь внешние проявления названных негативными чувств. В результате раздражение, которое не было погашено с помощью совершения определенных действий, проявляется в виде истерических параличей, резких скачков настроения и плаксивости. Если женщина всерьез приняла требования, прописанные в общественных нормах, то она жертвует ради своих близких и возлюбленного выполнением собственных желаний, правом на усталость и отдых, собственным мнением. Эмоции подавить нельзя и их нельзя отключить. Усталость и раздражение, которые нельзя проявить внешне, все равно продолжают существовать в сердце представительницы прекрасного пола. И, рано или поздно, она начинает испытывать вину и стыд за то, что она испытывает осуждаемые обществом эмоции. Такое отношение к себе приводит к погружению в состояние невроза, истерики или депрессии. Иногда подавление эмоций и отказ от собственной личности приводит не к изменению психологического состояния, а к столкновению с инфарктами, инсультами, нейродерматитом и иными опасными недугами. Женщина начинает оценивать себя не как отдельное существо, а как прямое продолжение кого-либо. В результате она встает на путь проявления агрессивности по отношению к самой себе, поскольку человеческое сознание устроено так, что каждый представитель рода людского не может не быть агрессивным. Социум же, основанный на патриархальных представлениях, требует от представительниц прекрасного пола отвергнуть любые проявления недовольства и агрессии, которые направляются наружу. В результате этого женщины становятся истеричными, слабыми и не способными вести нормальный образ жизни. Стоит отметить то, что мужчины тоже подвержены объективизации личности, поскольку они вынуждены запрещать себе проявление нежности, заботы, расстройства. В результате мужчины, запрещающие себе плакать из-за смерти любимого кота и испытывающие чувство вины за переживание горя, сталкиваются с сердечными приступами, гипертонией и инсультами. Дама, которая встречается с любимым человеком, должна себе позволить при возвращении с работы возлюбленного не натягивать на лицо улыбку и маску благодушия, если у неё что-то болит или она устала. Представительница прекрасного пола должна подбирать красивое нижнее белье не ради кого-то, а ради самой себя. Мужчина должен позволить себе оплакивать смерть домашнего любимца, будь тот хоть собакой, хоть аквариумной рыбкой. Объективизация личности считается чем-то нормальным и естественным для человека. На самом деле это явление способно уничтожить даже изначально здоровую психику и привести человека к крупнейшему в его жизни краху. Избежать этого довольно легко, ведь достаточно ценить себя таким, какой ты есть. И отказаться от желания устроить быт, изменить внешность, перекроить свой характер так, чтобы удобно было другому человеку, но не себе самому. Ведь объективизация была внесена в список общественных норм и правил не ради сохранения стабильности в человеческом обществе, а ради того, чтобы заставить часть человечества быть удобной в обращении для второй половины общества.

Источник:

Сексуальная объективация и что ею не является

Заимствуя формулировки из Википедии: Объективация вообще — это восприятие человека как товар или объект для какого-либо использования, без учёта его личности или способности испытывать чувства. Сексуальная объективация - это восприятие другого человека или отношение к нему исключительно как к инструменту (объекту) для собственного сексуального удовлетворения. Однако я часто сталкиваюсь с тем, что эти определения - особенно в случае второго термина, чаще всплывающего в дискуссиях - интерпретируют более широко, то есть понимают сексуальную объективацию как "восприятие другого человека как объекта сексуального удовлетворения", без слова "исключительно". И вот здесь возникает проблема. Дело в том, что мы все воспринимаем других людей как объекты, в том числе объекты сексуального удовлетворения (если нас таковое вообще интересует). Когда кондуктор в автобусе продает нам билет, мы в нем видим не богатый внутренний мир, а инструмент для получения билета. Точно так же, когда нам с плаката улыбается красивый мужчина, мы видим не его богатый внутренний мир, а объект для эстетического любования или эротических фантазий. Это нормально. Ненормальной ситуация становится тогда, когда объективация выходит за рамки инструментальных функций, заданных профессией, задачей и т.д. То есть: а) когда забывается, что у человека есть этот самый богатый внутренний мир, личность и чувства, и с ним начинают обращаться как с неодушевленным объектом (например, орать на кондуктора и ожидать, что он будет сидеть и слушать, или лапать красивого мужчину с плаката за задницу при личной встрече без разрешения); б) когда статус объекта распространяется на ту или иную социальную группу, постоянно, вне зависимости от обстоятельств, и в некоторых случаях даже вменяется ей в обязанность. Примеры этого есть в мотивации рабства, крепостного права, расизма, классизма, отношения к людям с инвалидностью, к детям и к пожилым... но в нашем случае это сексуальная объективация, которая направлена в первую очередь на женщин. В случае сексуальной объективации женщин (другие группы тоже сексуально объективируются, но реже/в других формах/по аналогии с женщинами - последнее я позже поясню), происходит несколько взаимосвязанных вещей. (Внимание: нельзя выделить, что происходит первым, что последним, и какие причинно-следственные связи; нельзя также и сказать, "кто первый начал" это все делать. Как часто бывает в гендерном и прочем неравенстве, многое происходит одновременно и как будто само по себе.) 1. Принимается за данность на уровне общества в целом, что женщина - это в первую очередь сексуальный объект (для мужчины), и ее личность и переживания вторичны по отношению к выполнению ей этой функции. То есть женщина становится инструментом и перестает быть человеком. 2. При этом самой женщине вменяется задача постоянно поддерживать свою функциональность в качестве сексуального объекта - внешность, поведение и т.д.; а общество (и мужчины, и женщины) ее в этом контролирует и оценивает. 3. От оценки женщины как сексуального объекта - оценка ее "качественности" по набору параметров - зависит ее социальный статус. (А в ряде случаев - доступ к ресурсам и другие условные плюшки.) 4. При этом женщина - как объект - теряет автономию и право на принятие решений относительно себя, потому что объект = не человек, и не обладает свободной волей, и не является равным и равноправным по отношению к субъекту (мужчине). Это не значит, что она не может принимать решения - это значит, что они могут игнорироваться субъектом и поддерживающим его обществом, если мешают выполнению функции сексуального объекта. 5. Одновременно динамика сексуального интереса становится гендерно окрашенной (субъект - мужчина, объект - женщина), то есть как за женщиной закрепляется роль сексуального объекта, так и за ролью сексуального объекта закрепляются "женские" характеристики. Тут змея кусает себя за хвост, потому что "женские" характеристики - это не характеристики живых реальных женщин, хотя некоторые обладают какими-то из них; это характеристики абстрактной Женщины, или того собирательного образа, который существует внутри гендерного неравенства, а также черты, которые в данном конкретном обществе классифицируют как "женственные", и которые обычно включают характеристики сексуального объекта. Пример: женщины ухаживают за собой; ухаживать за собой - женственно; женщины, которые ухаживают за собой, делают это для того, чтобы нравиться мужчинам; мужчинам это нравится, потому что ухоженность - характеристика женщины/женственности/сексуального объекта; мужчины, которые ухаживают за собой, ведут себя женственно; мужчины, которые ухаживают за собой - наверное, геи, потому что делают то, что делает сексуальный объект, чтобы нравиться мужчине. (Если так неочевидно, подставьте вместо абстрактной "ухоженности" "бритье ног".) 6. И одновременно же статус сексуального объекта становится унизительным и обесценивающим, потому что сексуальный объект - не человек, и его личность и переживания вторичны по отношению к выполнению своей функции. Именно здесь находится различие между нормальным отношением к потенциальному объекту сексуального интереса и сексуальной объективацией как практикой угнетения. В нормальной ситуации субъект смотрит на красивого мужчину на плакате как на сексуальный объект; может даже смотреть на того же мужчину, но живого, как на объект - в том смысле, что наш субъект что-то там себе о нем фантазирует и, возможно, хотел бы что-то с ним такое сделать; но когда он решает от мыслей и хотений перейти к действиям, то для него начинает иметь значение то, что по этому поводу думает и чувствует этот самый мужчина, на которого он смотрит. В момент действия субъекта - начиная от простого выражения своих мыслей и желаний - объект становится другим субъектом в этих отношениях, и они начинают взаимодействовать. В ситуации объективации субъект переходит к действиям, не интересуясь переживаниями объекта, и если тот их выражает, и они не соответствуют ожиданиям субъекта, субъект очень удивляется, возмущается и даже становится агрессивным, потому что все еще не видит перед собой другого субъекта, у которого право на переживания есть, или чьи переживания равнозначны его собственным. (Да, я специально говорю про мужчину, а не про женщину, чтобы сбить рамку восприятия.) 7. И напоследок: в связи с сексуальной объективацией секс из процесса взаимодействия двух (и более) субъектов превращается в действия субъекта по отношению к объекту. То есть секс в контексте сексуальной объективации происходит не между человеком и человеком, а между человеком и табуреткой. Не в том смысле, что вот есть вариант с человеком, вариант с рукой и вариант с табуреткой, а в том, что само понятие "секс" переопределяется как сексуальные действия человека по отношению к табуретке; и, соответственно, если человек совершает по отношению к кому-то сексуальные действия, то этот кто-то категоризируется как табуретка. То есть, повторюсь: проблема не в том, чтобы воспринимать кого-то как сексуальный объект у себя в голове. Проблема в том, чтобы а) воспринимать человека только как сексуальный объект (забывать, что у него есть личность и переживания, пусть и за пределами той эстетической/эротической картинки, в которой он фигурирует как объект), б) вести себя с человеком как с объектом при взаимодействии с ним, и в) в распространении роли сексуального объекта на всю социальную группу, с принуждением к выполнению этой роли и одновременным обесчеловечиванием этой группы.

И далее несколько заметок на продолжение темы - о связанных вещах: Культура изнасилования. Взаимосвязь (взаимовстроенность?) должна быть очевидна, но если кратко повториться, то: поскольку сексуальный объект не обладает свободой воли, то и права на отказ или согласие от использования его по прямой функции не имеет. Сексуальная объективация и репрезентация. Хотя каждый имеет право на мысли и фантазии, но сексуальная объективация в репрезентации имеет значение и становится проблемой, потому что через репрезентацию она распространяется. Если женщины повсеместно демонстрируются как объект, а мужчины как субъект, то эти роли закрепляются и нормализируются в обществе. Это центральная проблематика мужского взгляда. Хотя в некотором количестве случаев мужчины тоже показываются в СМИ как сексуальные объекты (для других мужчин или даже для женщин), это явление нельзя называть сексуальной объективацией в системном смысле понятия, потому что это встречается намного реже и не несет таких социальных последствий, как повсеместная презентация женщин как объектов. В тех редких случаях, когда презентация мужчины как сексуального объекта оказывается проблематичной (например, когда аудитория начинает воспринимать популярного актера как объект даже при реальной встрече и пытается его пощупать), это происходит скорее в результате воспроизводства динамики сексуальной объективации: объект сексуального интереса - не человек, следовательно, с ним можно так обращаться. Нагота. В современном обществе нагота сексуализирована: нагота не сексуальна сама по себе, но ей присваивается статус сексуальной всей современной культурой, и поэтому автоматически предполагается, что если тело обнажено, то с целью вызвать сексуальное возбуждение у (предполагаемого) зрителя, и одновременно - то, что нагота тех, кто уже категоризирован как сексуальный объект, автоматически более сексуальна и объектна, чем нагота тех, кто пока имеет статус субъекта. (Нагота в данном случае несколько флуктуирующее понятие, потому что в зависимости от ситуации речь может идти как о полном обнажении, так и об обнажении сексуализированных частей тела. С мужской наготой ситуация всегда сложнее, потому что мужчина по умолчанию субъект; нагота женщины возводит ее объектность в квадрат.) Для примера можно посмотреть все дискуссии вокруг обнажения женской груди (сексуализированной части женского тела) в публичных местах. Источник:

Please reload